Очень ранние стихи

Ирина Сотникова

***
В моей мозаике из слов
Несовершенна ткань узоров,
В ней много трещин и зазоров,
Цвета бледней забытых снов.

Земную жизнь, земную боль
Я собираю цвет за цветом,
И, может, выстрою ответы
К загадкам судеб и неволь.

Легко понять: я не поэт,
Не отточить до блеска грани,
Узорно-стихотворной данью
Не обозначить вехи лет.

Неловко выложен узор,
Совсем неслышно песня спета.
Закат. Последний отблеск света
Скользит по очертаньям гор.

Но всё же тянется душа
К мозаично-словесным тайнам,
И вдруг нечаянно-случайно
Найдутся рифмы и слова.

***
Возьму с собой в дорогу обиды и тревогу,
Возьму с собой в дорогу ошибок вечный груз,
И вспомнив имя Бога, покаюсь что убога,
И вспомнив имя Бога, забуду что вернусь.

Дорога всё рассудит, жалея не осудит,
Дорога всё рассудит. Простив, – благословит.
Назначенное будет строкой из Книги Судеб,
Удача мою волю везеньем закалит.

Всё сбудется, но сердце, увы, устало верить.
Всё сбудется, но сердце по-прежнему болит.
И никуда не деться от слез, что полной мерой,
И никуда не деться и чашу не пролить.

Возьму с собой в дорогу обиды и тревогу,
Возьму с собой в дорогу ошибок вечный груз,
И вспомнив имя Бога, покаюсь, что убога,
И вспомнив имя Бога, забуду, что вернусь.

***
Растаяла старая дружба.
А впрочем… Я просто любила.
И кружат обрывки, и кружат, –
Иллюзий, привычных и милых.

Калитка тихонечко стукнет,
Мелькнет силуэтом знакомым.
Шагов еле слышные звуки
Мерещатся снова и снова.

Услужлива память: ты рядом,
Течёт разговор незаметно.
Согрета внимательным взглядом,
Я стану спокойной и светлой.

Подвластна людским отношеньям,
Нас жизнь без труда разлучила.
Прощанье. И значит – прощенье
За то, что так нежно любила.

***
Отпусти мою боль, отпусти мою нежность,
Долгожданный покой дай и прочь прогони.
Ты меня потерял так бездумно-небрежно,
Будто счастья не знал, не страдал, не любил.

Я по-прежнему жду и поверить не в силах,
Что так быстро забыл, что на сердце легко.
Ты не бойся, родной, я уже всё простила.
Отпусти мою боль далеко-далеко.

Пусть бредет по полям, пусть бредет по дорогам,
С ветерком пополам пусть разделит судьбу.
И поплачет дождем, и помолится Богу
Там, где тополь сухой на крутом берегу.

Отпусти мою боль, отпусти мою нежность,
Долгожданный покой подари…
Прогони…

***
Если бы знало лето, как я его ждала,
То не мели б так долго в стыни седой снега.
И не стонал бы ветер, путаясь в проводах,
Не проклинал бы вечер синие холода.

Если бы знал любимый, как разыскать меня,
Бросил бы край, где предков чтила его семья.
Сквозь времена и бури, ночью и хмурым днем
Нес бы его каурый к свету в окне моем.

Если бы знало сердце, сколько ему болеть,
Сколько разлук и горя жизнь принесет. И смерть…
То ни за что на свете не прекратило б ход:
В праздности чахнет сердце – болью оно живет.

Повесть

Пожелай мне счастливой дороги,
Улыбнись и развей мою грусть.
Пусть прощание будет недолгим –
Я к тебе никогда не вернусь…

Время вышло, торопится поезд,
Суетится гудящий перрон.
До финала дописана повесть:
Лязгнув, тронулся с места вагон.

Ты, конечно, меня пожалеешь,
Нет пока для разлуки причин.
Всё равно на вокзальной аллее
Нам сорока беду натрещит.

Скоро в длинном гремящем вагоне
Дам я волю горячим слезам.
Кто-нибудь посочувствует горю,
Кто-то, может, осудит в глаза.

Ночь без сна пролетит черной птицей,
Образ твой побледнеет с луной.
Вот и все. Я закрыла страницу,
Где так скоро прощалась с тобой.

Жизнь напишет мне новую повесть,
В ней я стану мудрее чуть-чуть.
Но пока очень больно. И поезд
Не закончил назначенный путь.

***
В затишья редкие минуты
Молчание ценнее слов.
Не нужно тонко лгать кому-то,
Искать ответы вновь и вновь.

Не нужно прошлого бояться
И строить вымышленный мир,
Не нужно в чём-то унижаться
И унижать того, кто мил.

Такие редкие мгновенья
Уединению дарю,
И, сбросив редкие сомненья,
Стихами с миром говорю.

Лето в Алуште

Церковные колокола
Встряхнули сонную Алушту
И раскалились добела,
Звоня несбыточно о лучшем.

И подхватили перезвон
Неутомимые цикады,
Треща о чем-то о своём,
Что знать другим совсем не надо.

И растворилась благодать,
Осев на городские крыши,
Чтоб всё нелёгкое прощать,
Чтоб сокровенное услышать.

И небо, белое до слёз,
И горы в дымке бестелесной
Притихли в ожиданьи гроз,
Задумавшись о неизвестном.

***
Мои песочные часы неумолимы.
Песчинка-я, песчинка-ты,
песчинки – мимо.
И кто засыпал в те часы
песчинки-годы,
Рассветы с каплями росы
И непогодой?

Струится, падает песок,
плывут мгновенья.
От вечности на волосок –
стихотворенья.
Понять, что обозначен срок,
и согласиться,
Что жизнь – по капельке в песок –
Мне только снится.

***
Что в этом мире человек?
Уйти до срока.
Тревожный сон, короткий бег,
и без намека
Вопрос о смысле Бытия.
Кому он нужен? –
Не смысл, а мальчик для битья…
А дождь по лужам
С утра заладил: тан-тан-тан, очистил крыши…
И сердца маленький тамтам почти не слышим.
Я в этом мире навсегда – своя.
Однако
Того, что прочила судьба по Зодиаку
Не будет.
Просто снова дождь.
И просто капли.
И листьев трепетная дрожь обидит вряд ли.

***
Тоска и усталость.
Подумаешь, звери!
Я вас прикормлю, приручу и закрою.
И станет удачей любая потеря,
Иначе, мой Бог! – ничего я не стою!

Вечер с Лемом

Завтра будут новые проблемы,
Кто-то за собой сожжёт мосты.
Пусть. Сегодня я читаю Лема.
Он мой друг, и мы давно на «ты».

Завтра будет день, и будет пища,
И не счесть шагов по суете.
Но сейчас осенний ветер ищет
Месяц в полуночной темноте.

Завтра будут найдены ответы
На вопрос о смысле Бытия,
И поможет кто-то незаметный,
Никогда не метивший в друзья.

Завтра может многое случиться –
Наводненья, засухи, война…
Но напрасно в дверь судьба стучится,
В комнате хозяйкой тишина.

Поздний вечер слишком непригоден
Для разгадок путаных дилемм.
Завтра будет завтра, а сегодня
На вопросы отвечает Лем.

***
Моя судьба на целом свете – одна.
И никому нет никакого дела,
Когда звонят по мне колокола.
Пускай кому-то хуже или лучше,
Какое дело мне?
В напрасном обывательстве сочувствий
Нет истины.
Как нет и в болтовне.
Но вместе с тем, какой-то странной властью
Я связана со всем,
Что есть в миру.
И будучи его неотделимой частью,
Сочувствую, печалюсь и творю.

***
Талант, как птица, –
сядет на плечо
и снова улетит.
А вдруг не возвратится?
Талант, как птица.
Не спугни его.
Он – суеты боится.

Молитва

1.
Избавь меня от суеты,
Ненужных слов и разговоров.
Убереги от нищеты,
Душевных мук, глухих раздоров.

Позволь мне быть всегда собой
И награди Учителями,
И за печалями и днями
Позволь услышать голос Твой.

И научи меня любви –
Безоговорочной и верной.
Я нерадивая, наверно,
Но Ты меня – благослови.
2.
Господь, прими молитву и силы дай.
Изранена, избита, и вот он – край.
Черта. И день мой судный трубит зарю.
В порыве безрассудном молю, молю…
Господь, услышь молитву, не вышел срок.
Я воин, новой битвы приму урок.
И не беда, Создатель, что так слаба,
Я ученик-ваятель добра и зла.
За зло плачу по счету двойную дань,
А за добро-заботу мне силы дай.
Пускай слеза пролита, не страшен грех.
Господь, прими молитву! – за всех, за всех…

Гроза в октябре

Сраженный ливнем, город пал
И растворился в мутных лужах.
Нависло неба полукружье,
Как изувеченный астрал.

Прижав к затекшему стеклу
Висок, простреленный мигренью,
Ждала, когда замкнётся круг
Дождя и светопреставленья.

И где-то там моя душа,
Испуганная до предела,
На город с высоты глядела
Сквозь наваждение дождя.

Не дождалась. Затих кураж,
Увяз огонь в громоотводах.
Душа вернулась с небосвода,
Стряхнув безверие, как блажь.

***
Падают слова, падают слова –
Бесполезно.
Катится слеза, катится слеза –
Бессловесно.
Лижет темноту язычок свечи
Раздражённо,
Жмется к уголкам маленькой души
Обнажённо.
Пляшет за окном, пляшет за окном
Майский ветер.
Омутом теней окружает дом
Поздний вечер.
Чувствами пьяна, вымокнет трава
До рассвета.
Падают слова, словно острова, –
Прямо в лето.

***
Сигаретный дымок тихо тает,
Дождь и ветер танцуют фокстрот.
Незаметно свой круг замыкает
Очерёдность ненужных забот.

Серой шалью на плечи ложится
Полотно заблудившихся туч.
Вырывается пойманной птицей
В облаках затерявшийся луч.

О любви, о надеждах, о вечном
В этот день только дождь говорит
И хоронит ошибки беспечно.
Дождь, ты прав. Кто ошибки хранит?

Научи меня, дождь, всетерпенью,
Лабиринтом страстей проведи
К осознанью основ, примиренью,
Категориям вечной любви…

Стоп, о чем я? Чужие проблемы
Тем, кто занят, совсем не нужны.
Дождь свои заполняет пробелы
В уголках неуёмной души.

Сигаретный дымок тихо тает,
Ненавязчиво дождь моросит,
Что-то шепчет, зовет, объясняет,
И в деревьях чуть слышно шумит.

Дочери

Ты очень быстро выросла
В моем саду березкой стройной.
И в этом сложном мире вымысла
Ты чувствуешь себя спокойно.

Хранима взрослыми печалями,
Оберегаема молитвой,
Ты непосредственно отчаянна
В своих пока что детских битвах.

И трудно мне смириться с мыслями,
Что ты уходишь не прощаясь.
Ты, к счастью, всё же выросла,
И я в тебе – себя прощаю.

Сказка для сына

Я расскажу тебе сказку
О добрых и злых феях,
Я расскажу тебе сказу,
В которую очень верю.
В ней люди на нас похожи:
Также смеются и плачут,
Тянут свой крест, как ношу, –
Добрая сельская кляча.
Спи, мой сынок, спокойно,
Сказка закончится складно.
Спят златогривые кони,
Спят колдуны-конокрады.
В мире кругом тихо,
Месяц вот-вот родится.
Сказка – волшебная книга –
Всем на Земле снится:
Сказка о Синей Птице…

Майский дождь

Отстучало стаккато капель
По холмам, огородам и крышам.
Дождь-зануда все утро плакал,
А потом замолчал и вышел.

Развернул черный плащ за горкой,
Отряхнулся, как пёс, росою,
Сунул нос свой в полынь – горько! –
Да убрался, ворча сам с собою.

Побродил по озерной глади,
Распугал стаю диких уток,
Завернул на сосняк, не глядя,
И остался на несколько суток.

Громыхнул напоследок, прибавил,
И на хвойной подстилке кошкой
Лег поспать, да пророс грибами.
И попал, дурачок, – в лукошко.

***
Стою перед запертой дверью
И знаю: открыть и пропасть.
Какие приметы-поверья,
Какие печаль и напасть
Меня заставляют невольно
Искать в запредельном совет?
Колотится сердце: довольно!
Советов у времени нет!

А рядом любовь и терпенье,
И день на часах, словно год.
Со мной перед запертой дверью
Мурлычет ободранный кот.
Он знает, боец и гулёна,
Что нет ни побед, ни потерь.
И ждет терпеливо и сонно,
Когда приоткроется дверь.

***
В колдовстве набегающих строк
Есть особая тайная власть.
Не такой уж большой порок –
Свою душу излить всласть.

И свидетелем только Бог,
Если тайны моих снов
В лабиринтах скупых строк
Будут кем-то узнаны вновь.

Не судья, но свидетель лиц,
Что мелькают, нарушив строй.
Я в бессилии падаю ниц
Перед тем, что зовут судьбой.

И смиряю свой гордый нрав,
И в клетушке знакомых стен
Я стихами кричу: «Браво!» –
Силе той, что взяла в плен.

В колдовстве набегающих строк
Есть особая тайная власть.
Не такой уж большой порок –
Свою душу излить всласть.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ирина Сотникова

***
В моей мозаике из слов
Несовершенна ткань узоров,
В ней много трещин и зазоров,
Цвета бледней забытых снов.

Земную жизнь, земную боль
Я собираю цвет за цветом,
И, может, выстрою ответы
К загадкам судеб и неволь.

Легко понять: я не поэт,
Не отточить до блеска грани,
Узорно-стихотворной данью
Не обозначить вехи лет.

Неловко выложен узор,
Совсем неслышно песня спета.
Закат. Последний отблеск света
Скользит по очертаньям гор.

Но всё же тянется душа
К мозаично-словесным тайнам,
И вдруг нечаянно-случайно
Найдутся рифмы и слова.

***
Возьму с собой в дорогу обиды и тревогу,
Возьму с собой в дорогу ошибок вечный груз,
И вспомнив имя Бога, покаюсь что убога,
И вспомнив имя Бога, забуду что вернусь.

Дорога всё рассудит, жалея не осудит,
Дорога всё рассудит. Простив, – благословит.
Назначенное будет строкой из Книги Судеб,
Удача мою волю везеньем закалит.

Всё сбудется, но сердце, увы, устало верить.
Всё сбудется, но сердце по-прежнему болит.
И никуда не деться от слез, что полной мерой,
И никуда не деться и чашу не пролить.

Возьму с собой в дорогу обиды и тревогу,
Возьму с собой в дорогу ошибок вечный груз,
И вспомнив имя Бога, покаюсь, что убога,
И вспомнив имя Бога, забуду, что вернусь.

***
Растаяла старая дружба.
А впрочем…
Я просто любила.
И кружат обрывки, и кружат, –
Иллюзий, привычных и милых.

Калитка тихонечко стукнет,
Мелькнет силуэтом знакомым.
Шагов еле слышные звуки
Мерещатся снова и снова.

Услужлива память: ты рядом,
Течёт разговор незаметно.
Согрета внимательным взглядом,
Я стану спокойной и светлой.

Подвластна людским отношеньям,
Нас жизнь без труда разлучила.
Прощанье. И значит – прощенье
За то, что так нежно любила.

***
Отпусти мою боль, отпусти мою нежность,
Долгожданный покой
дай и прочь прогони.
Ты меня потерял так бездумно-небрежно,
Будто счастья не знал, не страдал, не любил.

Я по-прежнему жду и поверить не в силах,
Что так быстро забыл, что на сердце легко.
Ты не бойся, родной, я уже всё простила.
Отпусти мою боль далеко-далеко.

Пусть бредет по полям, пусть бредет по дорогам,
С ветерком пополам пусть разделит судьбу.
И поплачет дождем,
и помолится Богу
Там, где тополь сухой на крутом берегу.

Отпусти мою боль, отпусти мою нежность,
Долгожданный покой подари…
Прогони…

***
Если бы знало лето, как я его ждала,
То не мели б так долго в стыни седой снега.
И не стонал бы ветер, путаясь в проводах,
Не проклинал бы вечер синие холода.

Если бы знал любимый, как разыскать меня,
Бросил бы край, где предков чтила его семья.
Сквозь времена и бури, ночью и хмурым днем
Нес бы его каурый к свету в окне моем.

Если бы знало сердце, сколько ему болеть,
Сколько разлук и горя жизнь принесет. И смерть…
То ни за что на свете не прекратило б ход:
В праздности чахнет сердце – болью оно живет.

Повесть
Пожелай мне счастливой дороги,
Улыбнись и развей мою грусть.
Пусть прощание будет недолгим –
Я к тебе никогда не вернусь…

Время вышло, торопится поезд,
Суетится гудящий перрон.
До финала дописана повесть:
Лязгнув, тронулся с места вагон.

Ты, конечно, меня пожалеешь,
Нет пока для разлуки причин.
Всё равно на вокзальной аллее
Нам сорока беду натрещит.

Скоро в длинном гремящем вагоне
Дам я волю горячим слезам.
Кто-нибудь посочувствует горю,
Кто-то, может, осудит в глаза.

Ночь без сна пролетит черной птицей,
Образ твой побледнеет с луной.
Вот и все. Я закрыла страницу,
Где так скоро прощалась с тобой.

Жизнь напишет мне новую повесть,
В ней я стану мудрее чуть-чуть.
Но пока очень больно. И поезд
Не закончил назначенный путь.

***
В затишья редкие минуты
Молчание ценнее слов.
Не нужно тонко лгать кому-то,
Искать ответы вновь и вновь.

Не нужно прошлого бояться
И строить вымышленный мир,
Не нужно в чём-то унижаться
И унижать того, кто мил.

Такие редкие мгновенья
Уединению дарю,
И, сбросив редкие сомненья,
Стихами с миром говорю.

Лето в Алуште
Церковные колокола
Встряхнули сонную Алушту
И раскалились добела,
Звоня несбыточно о лучшем.

И подхватили перезвон
Неутомимые цикады,
Треща о чем-то о своём,
Что знать другим совсем не надо.

И растворилась благодать,
Осев на городские крыши,
Чтоб всё нелёгкое прощать,
Чтоб сокровенное услышать.

И небо, белое до слёз,
И горы в дымке бестелесной
Притихли в ожиданьи гроз,
Задумавшись о неизвестном.

***
Мои песочные часы неумолимы.
Песчинка-я, песчинка-ты,
песчинки – мимо.
И кто засыпал в те часы
песчинки-годы,
Рассветы с каплями росы
И непогодой?

Струится, падает песок,
плывут мгновенья.
От вечности на волосок –
стихотворенья.
Понять, что обозначен срок,
и согласиться,
Что жизнь – по капельке в песок –
Мне только снится.

***
Что в этом мире человек?
Уйти до срока.
Тревожный сон, короткий бег,
и без намека
Вопрос о смысле Бытия.
Кому он нужен? –
Не смысл, а мальчик для битья…
А дождь по лужам
С утра заладил: тан-тан-тан, очистил крыши…
И сердца маленький тамтам почти не слышим.
Я в этом мире навсегда – своя.
Однако
Того, что прочила судьба по Зодиаку
Не будет.
Просто снова дождь.
И просто капли.
И листьев трепетная дрожь обидит вряд ли.

***
Тоска и усталость.
Подумаешь, звери!
Я вас прикормлю, приручу и закрою.
И станет удачей любая потеря,
Иначе, мой Бог! – ничего я не стою!

Вечер с Лемом
Завтра будут новые проблемы,
Кто-то за собой сожжёт мосты.
Пусть. Сегодня я читаю Лема.
Он мой друг, и мы давно на «ты».

Завтра будет день, и будет пища,
И не счесть шагов по суете.
Но сейчас осенний ветер ищет
Месяц в полуночной темноте.

Завтра будут найдены ответы
На вопрос о смысле Бытия,
И поможет кто-то незаметный,
Никогда не метивший в друзья.

Завтра может многое случиться –
Наводненья, засухи, война…
Но напрасно в дверь судьба стучится,
В комнате хозяйкой тишина.

Поздний вечер слишком непригоден
Для разгадок путаных дилемм.
Завтра будет завтра, а сегодня
На вопросы отвечает Лем.

***
Моя судьба на целом свете – одна.
И никому нет никакого дела,
Когда звонят по мне колокола.
Пускай кому-то хуже или лучше,
Какое дело мне?
В напрасном обывательстве сочувствий
Нет истины.
Как нет и в болтовне.
Но вместе с тем, какой-то странной властью
Я связана со всем,
Что есть в миру.
И будучи его неотделимой частью,
Сочувствую, печалюсь и творю.

***
Талант, как птица, –
сядет на плечо
и снова улетит.
А вдруг не возвратится?
Талант, как птица.
Не спугни его.
Он – суеты боится.

Молитва
1.
Избавь меня от суеты,
Ненужных слов и разговоров.
Убереги от нищеты,
Душевных мук, глухих раздоров.

Позволь мне быть всегда собой
И награди Учителями,
И за печалями и днями
Позволь услышать голос Твой.

И научи меня любви –
Безоговорочной и верной.
Я нерадивая, наверно,
Но Ты меня – благослови.
2.
Господь, прими молитву и силы дай.
Изранена, избита, и вот он – край.
Черта. И день мой судный трубит зарю.
В порыве безрассудном молю, молю…
Господь, услышь молитву, не вышел срок.
Я воин, новой битвы приму урок.
И не беда, Создатель, что так слаба,
Я ученик-ваятель добра и зла.
За зло плачу по счету двойную дань,
А за добро-заботу мне силы дай.
Пускай слеза пролита, не страшен грех.
Господь, прими молитву! – за всех, за всех…

Гроза в октябре
Сраженный ливнем, город пал
И растворился в мутных лужах.
Нависло неба полукружье,
Как изувеченный астрал.

Прижав к затекшему стеклу
Висок, простреленный мигренью,
Ждала, когда замкнётся круг
Дождя и светопреставленья.

И где-то там моя душа,
Испуганная до предела,
На город с высоты глядела
Сквозь наваждение дождя.

Не дождалась. Затих кураж,
Увяз огонь в громоотводах.
Душа вернулась с небосвода,
Стряхнув безверие, как блажь.

***
Падают слова, падают слова –
Бесполезно.
Катится слеза, катится слеза –
Бессловесно.
Лижет темноту язычок свечи
Раздражённо,
Жмется к уголкам маленькой души
Обнажённо.
Пляшет за окном, пляшет за окном
Майский ветер.
Омутом теней окружает дом
Поздний вечер.
Чувствами пьяна, вымокнет трава
До рассвета.
Падают слова, словно острова, –
Прямо в лето.

***
Сигаретный дымок тихо тает,
Дождь и ветер танцуют фокстрот.
Незаметно свой круг замыкает
Очерёдность ненужных забот.

Серой шалью на плечи ложится
Полотно заблудившихся туч.
Вырывается пойманной птицей
В облаках затерявшийся луч.

О любви, о надеждах, о вечном
В этот день только дождь говорит
И хоронит ошибки беспечно.
Дождь, ты прав. Кто ошибки хранит?

Научи меня, дождь, всетерпенью,
Лабиринтом страстей проведи
К осознанью основ, примиренью,
Категориям вечной любви…

Стоп, о чем я? Чужие проблемы
Тем, кто занят, совсем не нужны.
Дождь свои заполняет пробелы
В уголках неуёмной души.

Сигаретный дымок тихо тает,
Ненавязчиво дождь моросит,
Что-то шепчет, зовет, объясняет,
И в деревьях чуть слышно шумит.

Дочери
Ты очень быстро выросла
В моем саду березкой стройной.
И в этом сложном мире вымысла
Ты чувствуешь себя спокойно.

Хранима взрослыми печалями,
Оберегаема молитвой,
Ты непосредственно отчаянна
В своих пока что детских битвах.

И трудно мне смириться с мыслями,
Что ты уходишь не прощаясь.
Ты, к счастью, всё же выросла,
И я в тебе – себя прощаю.

Сказка для сына
Я расскажу тебе сказку
О добрых и злых феях,
Я расскажу тебе сказу,
В которую очень верю.
В ней люди на нас похожи:
Также смеются и плачут,
Тянут свой крест, как ношу, –
Добрая сельская кляча.
Спи, мой сынок, спокойно,
Сказка закончится складно.
Спят златогривые кони,
Спят колдуны-конокрады.
В мире кругом тихо,
Месяц вот-вот родится.
Сказка – волшебная книга –
Всем на Земле снится:
Сказка о Синей Птице…

Майский дождь
Отстучало стакатто капель
По холмам, огородам и крышам.
Дождь-зануда все утро плакал,
А потом замолчал и вышел.

Развернул черный плащ за горкой,
Отряхнулся, как пёс, росою,
Сунул нос свой в полынь – горько! –
Да убрался, ворча сам с собою.

Побродил по озерной глади,
Распугал стаю диких уток,
Завернул на сосняк, не глядя,
И остался на несколько суток.

Громыхнул напоследок, прибавил,
И на хвойной подстилке кошкой
Лег поспать, да пророс грибами.
И попал, дурачок, – в лукошко.

***
Стою перед запертой дверью
И знаю: открыть и пропасть.
Какие приметы-поверья,
Какие печаль и напасть
Меня заставляют невольно
Искать в запредельном совет?
Колотится сердце: довольно!
Советов у времени нет!

А рядом любовь и терпенье,
И день на часах, словно год.
Со мной перед запертой дверью
Мурлычет ободранный кот.
Он знает, боец и гулёна,
Что нет ни побед, ни потерь.
И ждет терпеливо и сонно,
Когда приоткроется дверь.

***
В колдовстве набегающих строк
Есть особая тайная власть.
Не такой уж большой порок –
Свою душу излить всласть.

И свидетелем только Бог,
Если тайны моих снов
В лабиринтах скупых строк
Будут кем-то узнаны вновь.

Не судья, но свидетель лиц,
Что мелькают, нарушив строй.
Я в бессилии падаю ниц
Перед тем, что зовут судьбой.

И смиряю свой гордый нрав,
И в клетушке знакомых стен
Я стихами кричу: «Браво!» –
Силе той, что взяла в плен.

В колдовстве набегающих строк
Есть особая тайная власть.
Не такой уж большой порок –
Свою душу излить всласть.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *