«Я — житель маленького города…»

Ирина Сотникова, 2003

Поэт Сергей Овчаренко сам о себе сказал так: «Давно великий Плутарх произнес слова, под каждым из которых я готов сейчас подписаться: «Я — житель маленького города и не покину его, чтобы не стал он еще меньшим». Если бы меня попытались испытать на прочность давно известной фразой «Скажи кто твой друг, и я скажу, кто ты», я бы сразу назвала евпаторийца Сергея Овчаренко. Как хорошо, когда о человеке можно сказать: он правильный, честный, принципиальный, на него можно положиться. Он — настоящий.
Такова и поэзия Сергея Овчаренко. Кажется, что его стихи из той давно позабытой эпохи не свершившихся идеалов. Эпохи, которая каждому давала надежду жить. Как странно: ведь от тех времен нас отделяют всего каких-то двадцать-тридцать лет. Но пройдет еще двадцать-тридцать лет, и никто из наших потомков уже не поймет, что значили для нас, нынешних те идеалы. Сергей Овчаренко принадлежит к переходному поколению, так же, как и я. Иногда кажется, что дети наши, плоть от плоти, — жители иной цивилизации. А матери и отцы — все больше и больше уходят куда-то вдаль вместе с державой, которой уже нет, но которая до сих пор отбрасывает на нас красные всполохи своих свершений и трагедий.
Сергей Овчаренко – автор трех поэтических сборников: «Сказки улицы Урицкого», «За памятью отца…» и «Два города». Мне интересно было бы поговорить с вами о каждом из этих сборников в целом только по одной причине: каждый сборник — это отдельная ипостась творчества Сергея Овчаренко, представленная сильно, цельно, емко.
«Сказки улицы Урицкого», как пишет сам поэт, — «это дань моим друзьям, жившим на нашей маленькой приморской улочке, моему любимому городу с чудным звучным названием Евпатория». Я бы добавила к этому еще и тот факт, что Сергей Овчаренко готов читать стихи, посвященные Евпатории, бесконечно. Сколько раз он говорил о том, что знает о своем городе столько, что можно писать книги. Он и пишет о Евпатории, только стихами. Для поэта — это «город юности и старины», в котором «в зелени скверов и парков растворяется чувство вины». Это и «родина», и «мой городок», и «малая Родина»: и в нем, «раскрасив куст зеленой краской сочно И сдвинув лист-беретик набекрень, Крадется на свиданье томной ночью Кудрявая персидская сирень». Но Сергей Овчаренко не просто живописует город как творение человеческий рук. Нет, город становится «малой Родиной» именно потому, что населен живыми людьми, каждый из которых оставил в сердце поэта собственные «зарубы».
Сергей Овчаренко все время возвращается в свое детство. Он связывает с этой удивительной порой всю свою жизнь и говорит: «Поэтическое восприятие жизни — величайший дар, доставшийся нам с детства. Наверное, потому, что в юности мир, окружающий нас, видится острее и непосредственнее. Мне кажется, что я писал стихи всегда, но только теперь решился доверить их бумаге». Мальчишки и девчонки из детства наделены яркими характерами, неизбывной тягой к самостоятельности и той особой независимостью, которая была так свойственна послевоенным поколениям. «Бросив надоевшую учебу, спрятав ранцы с книгами в кустах, мы ныряли в ласковую воду в стареньких сатиновых трусах…». Стихотворения «Сто шагов», «Космонавт», «Поповский клад», «Арбузы», «Мячик» и многие другие стихи — яркие картины тех солнечных летних дней, в которых действует ватага уличных пацанов, дружных, неразлучных, справедливых, готовых постоять и за себя, и за слабого. Особенно меня удивило стихотворение «Арбузы», в котором рассказывается о том, как уличная «малышня» честно заработала два огромных арбуза, разгрузив целую машину:
Отложены наганы и ракетки…
На время объявив «войнушке» мир,
Ватагу вел, надев для форса кепку,
Серьезный восьмилетний бригадир.
Одно мгновенье для осмотра груза,
Два слова и… с торговкой по рукам…
«Вам это будет стоить два арбуза!»
«И битые, конечно, тоже нам!»
Сергей Овчаренко мастерски владеет поэтическим сюжетом. В одном небольшом стихотворении он смог не только выписать характеристики действующих лиц(«серьезный восьмилетний бригадир», «под надзором строгой тети Шуры»), но и показать всю картину в развитии: «Вонзая зубы в купленные сайки, бросая корки в найденный картуз, рубала на траве ребячья стайка свой честно заработанный арбуз». И мальчишки — не просто праздные и беззаботные, нет. Они — дети улицы, четко знающие правила торга: «…Давайте с вами вместе Вам самый спелый подберем, мадам! Незрелых нет! Чтоб не сойти мне с места! Всего-то пять копеек — килограмм!». Поэт показывает «братство» пацанов, своеобразную романтику их вольной жизни, когда можно было легко и просто получить лакомство, достаточно было только поработать (если повезет). Конечно, эта романтика часто омрачалась голодом, холодом, неприятностями у родителей, безотцовщиной. Но у Сергея Овчаренко в стихах этого нет. Есть сочный колорит счастья, конгломератом которого, по мнению автора, и является тот самый далекий город из детства. А тот ли он теперь? Трудно сказать, ведь улицы, скверы, фонтаны прежние. А пацаны? Их нет, они выросли, разлетелись, остепенились. Но автору не хочется забывать свое детство, и потому его друзья живут в стихах.
Если поэзия сборника «Сказки улицы Урицкого» светлая, ностальгическая, теплая, то поэтический сборник «За памятью отца» — трагичен от первого до последнего стихотворения. Это реквием погибшему в войне отцу и всем тем, кто не вернулся с войны в родной город. Кто-то скажет, что в наше время писать о войне неактуально, что в начале третьего тысячелетия Вторая мировая также далека от нас, как и Первая. Может быть. Но Сергей Овчаренко так не думает. Каким-то особым чутьем он воспринял все, что переживал его отец, и воплотил эти чувства в стихах, отдав таким образом дань глубокого уважения тем, кто умер молодыми. Сергей прекрасно понимает, что любой из ныне живущих мужчин — отцов, братьев, сыновей — может стать жертвой вспыхивающих то и дело войн. Он понимает, что для того, чтобы сохранить мир, нужно писать о войне: «Ты знаешь, мама, я не воевал, Меня ты родила под мирным небом, Я под Москвой в снегах не замерзал И на дуге под Курском тоже не был…». И поэт не щадит читателя, не лукавит, не заигрывает с ним, он пишет то, что написал бы его отец, если бы был жив:
Убитого мной первого врага
Мне не забыть….
Я помню, как кривил ухмылкой рот
Противник мой, он явно был не трусом,
Как лезвие штыка ему в живот
Вошло с каким-то непонятным хрустом.
Как он по-бабьи тонко закричал,
Захлебываясь выступившей пеной,
А я, пацан, не выдержав, блевал,
Чужою кровью пачкая колени…
Вообще Сергей Овчаренко очень откровенен, и его стихотворение «Фокстрот» не смогло бы прозвучать еще тридцать лет назад, слишком оно пацифично. Поэт, ненавидя тех, кто убил его отца, находит в себе силу подняться над собственной ненавистью и повернуть взор к высшим ценностям. Хотелось бы привести это стихотворение целиком, но как и обычно, автор дает развернутый законченный сюжет, в котором рассказывается о битве за театр. И рядовой боец, музыкант по профессии, вдруг находит в хламе валторну. И он, на минуту забыв о свистящих рядом пулях, подносит ее к губам и играет известный фокстрот довоенных времен. «И нам внизу, и немцам на галерке, В желании скорей обнять детей, Вдруг показалась горькой, очень горькой Бессмысленность насильственных смертей». И хотя слово «Тише!» звучит с галерки на немецком языке, уже не важно, кто останавливает резню: русские или немцы.
Нам больше не хотелось быть врагами,
Был лишь войной измученный народ…
А ветерок насвистывал над нами
Наивный легкомысленный фокстрот.
Читая сборник «За памятью отца…» остро чувствуешь сопричастность к тем отгремевшим годам, от которых нас отделяют всего два-три поколения. Всего. Но кто уже хранит память об этом? Сергей Овчаренко — один из немногих современных поэтов, который смог написать правду, не будучи свидетелем войны. Но эта горькая правда еще жива еще в нас. И только поэт имеет дар и мужество говорить об этом с высокой трибуны стиха. Говорить остро, проникновенно, обнаженно.
Третий сборник — «Два города» — очень лиричен. Вообще поражает, как удалось Сергею Овчаренко создать такие совершенно разноплановые сборники. Если первый из них — о евпаторийском детстве — светел и полон ностальгии, второй драматичен, то третий сборник полон образов, аллегорий, метафор…
Ночь южная, подобно мягкой кошке,
Приняв лениво-утомленный вид,
Разбудит лапкой спящих у окошек
Шесть каменных сестер-кариатид.
На первый взгляд, поэт снова пишет о родном городе. Но появляются образы Булата Окуджавы, Сергея Есенина, Анна Ахматовой, Дувана и многих, многих других, уже покинувших этот город и ушедших в другие города, которые, по мнению автора, соединены с реальным миром лишь тоненькой нитью памяти. И там же, в этих незримых городах, живут и друзья поэта: «Задержись!.. Увы! Свеча каштана Догорает на кресте аллей… Отчего друзья уходят рано? Видно, где-то там они нужней».
Трудно представить себе Евпаторию без художников, поэтов и писателей. И одним из них — человеком своего Маленького города — является Сергей Овчаренко.
Он пишет о войне, о детстве, о любви к городу, о собственном патриотизме.
Ностальгия? Нет, это не ностальгия. Это, скорее, поиски утраченных целей. Время нынче другое, — скажете вы, — все изменилось, и сожалеть поздно. Да, таков закон эволюции. Но есть люди, которые своей собственной целеустремленностью, чудом сохранившейся душевной стойкостью, личным примером, поэтическим словом — берут из уходящих времен лучшее и несут в настоящее. Эти люди являются хранителями духовных ценностей. И уже один тот факт, что хватает у поэта мужества снова и снова поднимать на щит давно осмеянные современниками идеалы, говорит о вечности, о бессмертии человеческой души.

Мои книги на ЛитРес

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *