Детали в художественном тексте. «Вкусняшки» и «специи»

Ирина Сотникова

Художественный текст интересен именно деталями. Моя близкая подруга, литератор с большим стажем, называет их «вкусняшки», «специи». Что это значит?
Читатель воспринимает текст через образы – представляет себе картинку, словно в кино. В зависимости от воображения читателя картинка может быть разной по насыщенности. Читая текст, мы будто видим своеобразное кино, в котором герои действуют в воображаемом мире. И если в настоящем кино этот мир нам показывают с помощью натурных съемок, декораций или компьютерной графики, наше воображение само рисует эти картины.
Представьте себе, что вы описываете встречу двух героев. Это должен быть не просто диалог, который можно прочитать. А что вокруг? Что герои чувствуют, видят переживают? Это могут быть цвета – яркие, неяркие, приглушенные, запах – резкие или приятные, формы предметов. Неприятные запахи или уродливые формы вызывают негативные ассоциации, внезапно возникшее детское героя может придать диалогу объемность через его чувства.
Приведу пример своей работы с текстом (отрывок из рассказа «Царица Анастасия»).

Это был тёплый апрельский день. Мелкие облака повисли в умытом утренним холодом небе, словно трогательные белые ромашки, вышитые на синем ситцевом полотне; солнце ласково гладило щеки бархатными ладошками. Выслушав очередную сказку, девчонки разбежались пошушукаться, мальчишки бросились с мячом на спортивную площадку, а Анечка, сидя на скамейке, стала лениво дописывать в тетрадке, лежавшей на коленях, никому не нужный план работы и всей душой наслаждаться весенним теплом.
На стоянку заехала красная длиннорылая машина, водитель вышел и, обойдя вокруг, открыл пассажирскую дверь. Оттуда появилась женщина. Именно появилась: сначала одна маленькая ножка в чёрной туфельке на высокой платформе, затем — медленно — другая, затем она сама, поддерживаемая под локоть водителем. Больше всего Анечке запомнилось, как эта пара шла через асфальтированный двор: приземистый светловолосый водитель чуть сзади, словно охранник, женщина впереди. Была она стройная, статная, хоть и не высокая.
Ее возраст — за сорок — придавал ей тот утончённый шарм женственности, которого так не хватает молодости, несмотря на всевозможные салонные ухищрения. Черные стриженые высоко взбитые волосы короной обрамляли узкое белокожее лицо без единой морщины. Слегка вздёрнутый подбородок и чуть опущенные тяжёлые веки выдавали гордость собой и большие амбиции. Яркая помада, чёрный кожаный плащ, одежда в тон плащу — все это притягивало взгляд, заставляло провожать ее глазами.
«Царица, — вдруг подумалось Анечке. — Бывают же такие».
Ей неожиданно стало жаль себя — своей скромной одежды, бесперспективной жизни, полненькой фигуры и маленького роста. Ей стало грустно оттого, что никогда ей не дадут класс, как учителю, который всегда находился по положению несравненно выше воспитателя, и ей всю жизнь придётся развлекать «золотую молодёжь» на продлёнке сказками. Апрельский день померк, крики детей стали резкими и неприятными. Анечка мысленно встряхнулась, будто собачонка, попавшая под внезапный ливень, и постаралась сбросить наваждение: «Работай, солнышко. У тебя старенькие дедушка-бабушка на руках».
Вскоре она забыла о странной женщине с ее неземным величием.

Немного выводов. Что можно сделать, чтобы художественный текст стал «объемным»?
1. Зрительные образы должны быть яркими, но не перегруженными – дайте читателю возможность самому «домыслить» эти образы, нарисовать именно свою картинку.
2. Очень сильно оживляют образ запахи и вкусовые ощущения. Наш мозг устроен так, что сразу способен воспроизвести мысленно знакомые запахи и вкусы.
3. Посторонние звуки. Они должны идти фоном, ненавязчиво – как, например, детский гвалт на площадке под окнами пятиэтажки. Они есть, эти звуки, но где-то в стороне. Такой фон делает образ очень жизненным, осязаемым.
4. Не перегружать деталями сцену, иначе он станет «тяжелой», читателю может быть скучно читать переживания автора, читателю необходимо дать свободу выбора в своих собственных образах.
5. И еще один очень интересный момент – сцена должна быть значимой, законченной, похожей на круг или эллипс, как миниатюрный рассказ. Событие началось, что-то случилось и пришло к завершению. Это могут быть мысли, действия, ощущения, настроение.
Кто сказал, что писать прозу легко? Мне – сложно, потому что я продумываю и проживаю каждую сцену, и вместе со мной – читатель. Текст не сразу становится легким, его надо отработать не один раз, потом отложить в сторону и снова отработать. Но, чем больше собственных чувств и представлений автор вкладывает в свой текст, чем больше заботится о представлениях читателя, тем легче и изящнее становится сам текст.
Хотите, чтобы ваши тексты легко читались? Отрабатывайте постоянно и помните о «вкусняшках» и «специях».

Мои книги на ЛитРес

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *