Перформанс или текст?

Ирина Сотникова

Не так давно прочитала в ВК объемную статью известной питерской поэтессы, смысл которой (статьи, не поэтессы) сводился к тому, что главное для поэта – взаимодействие с публикой и презентация себя. Скажем так, это был один из посылов. Все остальное, по мнению автора статьи – дело случая, и даже самые талантливые поэты часто остаются в стороне, потому что случай не предоставился. И, наоборот, стихи посредственного автора могут лечь в основу песни раскрученного певца (опять же, волей случая), и автор станет известным. Вывод – не стараться (как я поняла), не стремиться и плыть по течению. И выступать на публике – как можно больше и чаще.
На самом деле, все эти высказывания действительно имеют смысл – автор статьи искренне стремится поддержать молодых поэтов, которые хотят быть услышанными. Ничего в этом плохого нет. Поэты «Серебряного века» тоже выступали в прокуренных кабаках. Только вот не знаю – были ли они счастливы? Но, на мой взгляд, нельзя так узко подходить к извечной проблеме самореализации. Это расхолаживает, заставляет опускать руки. Это приносит определенный вред – молодые поэты стремятся выступать, уверенные в том, что их услышат. И не стремятся совершенствовать свое мастерство.
Да, сцена – это волшебство. И поэт, особенно если он артистичен, и зрители – получают свою долю творческой энергии. Все довольны. Это происходит потому, что при чтении стихотворения зрители обращают внимания на жесты, мимику, тембр голоса, ритм. Они жадно ловят каждое слово выступающего, вместе с ним наслаждаясь живым поэтическим перформансом (активным театральным процессом «здесь и сейчас»). Начинается своеобразное перетекание энергий, насыщение этими энергиями пространства зала, выделяется адреналин. Да, это здорово и зачастую нам всем необходимо! Но за ярким перфомансом пропадает текст. Да он и не нужен, по сути. Волшебство уже состоялось.
А что дальше? Постоянные выступления истощают творца и его зрителей. Да, можно, конечно, не обращать внимания на текст и, обладая харизматичной внешностью, пойти по пути театрализованных представлений. Но это уже будет не поэзия. Хотя тоже искусство, достойное уважения. Это трудно – быть постоянно на сцене и отдавать себя зрителю. Еще незабвенный Пушкин писал о том, что творчество суеты не терпит. Только в тишине можно понять, что собой представляет текст, насколько он хорош или не хорош. Исправить, научиться, прочитать других авторов, подумать о собственном несовершенстве, в конце концов.
Мне кажется, сегодня мы потеряли «золотую середину». Стремление выступать перед публикой отодвинуло на второй план желание учиться и расти. Молодые поэты, не получая должного внимания, чувствуют себя отодвинутыми на второй план. И только выступления как-то компенсируют эту обиду. Временно. А если все-таки задуматься о том, что хороший текст не рождается сам по себе? А если внимательно посмотреть черновики известных поэтов – сколько там перечеркнуто? Но это трудно, скучно, тоскливо – зрители-то хлопали, восхищались! Работа над текстом кажется унылой и бесперспективной. А хорошие взрослые поэты с удивительно качественными текстами вызывают раздражение. А ведь их много сейчас, этих поэтов – в том же ВК. И стихи удивительные, пронзительные талантливые? Но кто их читает?
Я хочу предложить другой перформанс – внутренний. Перейти с «янь» на «инь». Пробить в своем собственном представлении стену неприятия работы над текстами, научиться получать удовольствие от правки, переписывания, творения, отработки. Научиться чувствовать хороший текст, как кошка ночью чувствует добычу – почти интуитивно. Это ли не вызов? Это ли не истинное внутреннее наслаждение – охотиться за собственным текстом долго, настойчиво, крайне терпеливо? И, когда этот текст получается, наступает инсайт. Любой поэт чувствует, когда приходит хороший текст, поверьте. Это похоже на теплый морской ветер посреди морозной зимы. Ощущение непередаваемое.
Пусть такие ощущения бывают редко. Но они намного сильнее внешних перформансов, намного глубже. Они запоминаются – каждый инсайт, каждое интуитивное прозрение. Запоминается даже обстановка комнаты, в которой стихотворение было доведено до ума, отработано. Дверь в лето. Вино из одуванчиков. Настоящее волшебство.

Мои книги на ЛитРес

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *